Старая авторизация на сайте:

,

Select language for the SozhNews:

ИСПОЛЬЗУЙТЕ "ПОИСК ПО САЙТУ":
***— Название деревни или агрогородка
***— Фамилии нужных вам людей
и с определенной долей вероятности
можно обнаружить искомое на SozhNews

ПОИСК НОВОСТЕЙ SOZHNEWS ПО ДАТЕ

«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Хиты просмотров SozhNews
Вопрос ребром...
Какие рубрики на сайте Вы читаете чаще?
Жизнь района
Культура
Общество
Криминал
Спорт
Читаю все


Показать все опросы
Есть повод?

Каждый день - праздник. Повод?


Праздники сегодня
 
SozhNews.info Архив
Май 2018 (1)
Август 2016 (8)
Июль 2016 (75)
Июнь 2016 (85)
Май 2016 (75)
Апрель 2016 (105)
free counters


Яндекс цитирования

*** КАРТА ГОМЕЛЬСКОГО РАЙОНА

Рыночный курс валюты USD EUR RUR

ТОП ВИДЕО ГОМЕЛЬСКОГО РАЙОНА

Зарегистрируй лодку, потом плавай


День Физкультурника в Новой Гуте


Конкурс поваров в Романовичах


Парапланы над Зябровкой 2015


Обряд Сула в Марковичах


Кто самый ласковый зверь?


Чистка колодцев спецами ЖКХ


Частушки из Азделино


Полесский десант 2014 Зябровка


Забавные телята


Прыгнуть с парашютом в Гомеле 2



УЖАСНО ИНТЕРЕСНО И НЕИЗВЕСТНО

РАБОТА НЕ ВОЛК! ОТДЫХ 5 МИНУТ


"Закон Фортуны"


ДЕЖУРНЫЙ АНЕКДОТ

Выдавая мою зарплату, банкомат недолго, но мелодично урчал. Успокаивал.

ТЕЛЕВИДЕНИЕ о газете "МАЯК"



КАВАЛЕРИСТ ВТОРОЙ МИРОВОЙ
О Солдате Великой войны — к 9 мая

Небольшой, но ухоженный домик в глубине поселка Ерёмино. Все сделано добротно, видны руки хозяина, Ивана Павловича Матвеенко. Ветерана. Победителя. Солдата Великой войны. Во дворе черная собачонка, больше для компании, чем для охраны. Возле баньки верстак с тисками и инструментами. Далее на шести сотках — сад.

Родился в 1923 году. Двадцать лет — в армии. Двадцать восемь лет отработал на Гомельском стекольном заводе. Потом пятнадцать лет — на общественной работе — председателем совета ветеранов Ерёминского сельсовета...

КАВАЛЕРИСТ ВТОРОЙ МИРОВОЙ


— Хозяйки у меня уже нет, но чай пить будем, и угостить есть чем, — с улыбкой пригласил Иван Павлович, — китель только надену.
Наш водитель, Вадим, помогая ветерану одеваться, во все глаза рассматривал полностью увешанный наградами пиджак. Особенно правую сторону, где поблескивали отнюдь не юбилейные награды — три ордена Красной Звезды в обрамлении еще дюжины наград. Медали по левой стороне так же занимали все пространство «кителя».

— Это я, в сорок седьмом году, — заметив, что я просматриваю фотографии в разложенных на столе книгах, Иван Павлович указывает на верхнюю. — Сейчас немножко постарел, сердечко у меня запасное — стимулятор стоит. Глаз потерял месяца полтора тому назад. Прозевал я, глаукома
съела все. Второй, правда, тоже слабоват, но ничего. В пределах нормы.

— От государственной квартиры Вы в свое время отказались, Иван Павлович?

— Да, были люди, более нуждающиеся в трехкомнатной квартире. Попросил только лесу для отделки, за свои гроши...

— О Вас уже довольно много писали: всю войну прошли от Москвы до Берлина, на передовой, в кавалерии, в разведке…

— Войну я не прошел, а прополз. Главное было соблюдать дисциплину и порядок. Там, где порядок, там победа.

— У Вас и сейчас в хозяйстве образцовый порядок, видно, что работать любите и умеете…

КАВАЛЕРИСТ ВТОРОЙ МИРОВОЙ


— Я с шести лет трудиться начал, как в первый класс пошел. Подпаском был, а отец — пастухом. Трудодни зарабатывал. На трудодень — по пять копеек. А в пятнадцать был учетчиком молочнотоварной фермы. Потом меня послали в Московскую школу тренеров-наездников. Успел поработать наездником на крупнейшем конезаводе и оттуда уже призвался в армию. Война. Под Москвой немножко потренировались бросать гранаты и стрелять. И сразу — на фронт. Первый бой принял под Медынью (Смоленская область). Страшно было. Шесть дивизий легло на этом малом участке. Зима. Февраль. Постоянные бомбежки.

— Приходилось, наверное, драться врукопашную?

— Нет, для солдата главное до рукопашной не доводить. Я гранату бросал на 56 метров, с левой руки, стрелял очень неплохо. Автомат, даже когда офицером стал, всегда с собой брал. А рукопашная, от безысходности, почти всегда это — последний бой. Помню, однажды я одной гранатой с тыла уничтожил пулеметный расчет и трех немцев. Да, вот она, та медаль «За отвагу».

КАВАЛЕРИСТ ВТОРОЙ МИРОВОЙ


— Вы ведь не только кавалерист, но и артиллерист, и связист, и разведчик. За «языком», наверное, ходили не раз? Офицеров добывать приходилось? Как это вообще происходило, как его тащить, килограмм девяносто, он же, наверное, брыкался?

— Офицеров добывать не доводилось. Рядовых да унтеров таскали. Фронтовой немец особо упитанным не был, но все равно тяжело. Немецкая промышленность специальные лодки для этого выпускала, дефицитная вещь, но у нас была. Прикладом немца по затылку, свяжешь плотненько, портянку в рот, чтобы не шумел, погрузишь в лодочку и тянешь. Удобно очень.

— Самым тяжелым, наверное, начало войны было? Пока воевать научились?

— Да, холод и особенно — голод. Из окопа не высунешься — снайпера. Подвоза продуктов почти не было. Помню, лошадь убило снарядом. А у молодых солдат даже ножей не было. Буквально, отгрыз кусок и подмороженное мясо потом неделю ел сырое. И такое было.

— Снайпера многих наших постреляли?

— Да, в основном по причине дурости или лишнего спирта. Я сам обеспечивал связью наших снайперов. Работу их видел сам. Из-за бруствера не высовывайся — смерть!

— А как не высовываться, стрелять же надо?

— На Зайцевой горе, под Смоленском, наших восемь дивизий перемололо, пятьдесят восьмая стрелковая дивизия перешла в оборону. Я тогда и командиром орудия был, командиром отделения связи. Батарея 76 мм, огнем и колесами мы поддерживали командира роты и командира батальона. Убитых было столько, что ими бруствера усиливали. Немцы почти всегда с открытыми глазами погибали. Лежишь за таким укрытием, а они на тебя смотрят. Грязью замажешь, какое-то время ничего. Солнышко пригреет, опять смотрят, опять замазываешь. Наши погибшие хоть глаза успевали закрыть...

Там стела сейчас стоит, нашей пятьдесят восьмой дивизии, и моя фамилия на ней есть — активный участник.

— Эскадроном кавалерийским командовали уже потом?

— Два последних года войны, как младшего лейтенанта получил после госпиталя и офицерских курсов. Сказалась работа на ипподромах. Баграмяна встречал, Ворошилова. Рокоссовский командовал нашей дивизией. С Будёным часто встречались. Да. Семён Михалыч очень любил офицеров тренировать. «Стремена убрать» — и гонял по кругу.

— Эффективность кавалерии в войне моторов, если судить по фильмам, высокой не была?

— Воевать уметь надо. Я в «банде Осликовского» был. Третий кавалерийский корпус. Прорывы, проходы по тылам. В партию тогда же вступил. У немцев приказ был: «Коммунистов в плен не брать». Это дисциплинировало.

Для справки: Осликовский Николай Сергеевич, генерал лейтенант. Герой Советского Союза.
Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер в своем «Военном дневнике» писал — «Банды Осликовского продолжают бесчинствовать на коммуникациях». «Побесчинствовав» так несколько месяцев в немецких тылах, корпус вместе с воздушными десантниками пересекал линию фронта и возвращался на Большую землю.


— Нам придавался танковый полк, противотанковая артиллерия. Мы в тыл в основном прорывались, не вступая в бой. Малыми группами, как можно дальше за линию фронта. Если нужно в бой, то лошади — в сторону и на броне. Десант. Самое страшное — весь огонь и пулеметный, и артиллерийский, по танкам. Лучше уж, где-то сбоку танка.… Да. Бывало всякое. Так и гуляла «Банда Осликовского». Но это дисциплина и порядок. Ни выпить, ни закусить. Не курил, уши как у других не пухли. Продукты для нас с самолетов скидывали, кто, что схватит, то и ест. Я лучше лишнего чая (настой елки, от цинги) выпью. Хлопцев от него воротило, а я — ничего, говорю: «Мне наливайте каску, наливайте котелок». Так и в живых остался. Судьба... Как мать говорила «в рубашке родился».

— Американцев на Эльбе встречали вместе с Осликовским?

— Да. Они разведку нашу перебили. Николай Сергеевич приказал три артиллерийских боекомплекта в ту сторону выпустить — «за разведку». И сигналили они, и извинялись долго. В парке Геринга это было.

КАВАЛЕРИСТ ВТОРОЙ МИРОВОЙ


Генерал лейтенант Осликовский, после войны часто появлялся в титрах кинофильмов как консультант — «Сказка о Мальчише-Кибальчише», «Сердце Бонивура», «Неуловимые мстители» и других. Хорошо консультировал — фильмы получились из тех, что «навсегда».

У кавалериста из его корпуса Ивана Павловича Матвеенко вся жизнь, как эти фильмы, только без вырезанных цензорами натуралистических фрагментов, потому что жизнь — не кино. Что было, то было во времена, уже уходящие в легенды. Но еще можно зайти в гости и послушать настоящего ветерана, по фантастической прихоти судьбы оставшегося в живых в невероятнейших условиях.
Нам для примера.

9 Мая в Москве по Красной площади пройдут семь десятков французов, военных летчиков, как победители во Второй мировой. «Нормандия-Неман» — единственное подразделение этой страны, воевавшее в той войне. Нет сейчас эскадрильи с таким названием во Франции. Героической эскадрильи, такой же героической, как и другие советские эскадрильи. Сколько представителей от Беларуси должно маршировать вдоль Кремля по такой математике в этот День Победы? Всей нашей армии не хватит!

Алексей Нарейко

Фото автора и из архива Ивана Матвеенко.


ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ: КАВАЛЕРИСТ ВТОРОЙ МИРОВОЙ. Продолжение..






Теги: Иван Павлович Матвеенко, ВОВ, ветеран, как брали языков
Раиса | 10 ноября 2018 19:26 | Сообщений: 0 | Новостей: 0
Очень интересно и трогательно увидеть на видио родного дядю.Человека, который оставил в душе много добрых воспоминаний.Да, много испытаний выпало на долю наших родителей,но возникает только чувство гордости за наши родные корни. Они не могли жить иначе. Вечная им слава за из жизнь-подвиг!
Краско С | 14 февраля 2013 19:32 | Сообщений: 0 | Новостей: 0
Героический дед. Судьба крутая, ветеран из настоящих.
Высказать мнение